Конфессиональные консультации для государственных служащих (по поводу издания справочника «Новые религиозные организации России деструктивного, оккультного и неоязыческого характера»)

Версия для печатиВерсия для печатиPDF-версияPDF-версия
Автор статьи: 
Григорьева Л. Конфессиональные консультации для государственных служащих (по поводу издания справочника «Новые религиозные организации России деструктивного, оккультного и неоязыческого характера»). // Журнал «Религия и право». 2001. - № 1. - С. 23-25.
 
Поток новых религиозных движений, в последнее десятилетие хлынувших в Россию из стран ближнего и дальнего зарубежья, сопровождавшийся бурным религиозным творчеством и на отечественной территории, значительно раздвинул рамки религиоведческих исследований, и поставил перед государством и обществом целый ряд принципиально новых вопросов. Наиболее масштабной, актуальной и сложной стала проблема всестороннего изучения, описания и объективной характеристики тех или иных конкретных форм и модификаций новых религиозных движений (НРД). 
Информация о том, что И.Куликовым начато издание третьего, дополненного и переработанного сборника (восьмитомника!) «Новые религиозные организации России деструктивного, оккультного и неоязыческого характера: Справочник» было воспринято мною с большим интересом. В связи со значительным недостатком современных научных исследований по данному вопросу в начале 90-х годов нам, светским религиоведам, в силу возникших информационных пробелов приходилось частично компенсировать их использованием зарубежной антикультистской литературы, а вскоре и начавшими появляться аналогичными православными материалами. Естественно, в силу их изначальной антисектантской направленности, факты, приводимые в таких произведениях, приходилось «отфильтровывать» от религиозных пояснений и комментариев. Конечно же, никто не может помешать, например, авторам православных трудов наставлять необразованный народ в том, что «если где-нибудь поблизости от вас совершит посадку НЛО, и туда двинутся толпы народа, будьте благоразумны и не ходите на место пришествия бесов»[1]. Или просвещать свою паству, что «под влиянием экстрасенсов у перципиента в результате трансмутации элементов происходит сдвиг химического баланса в организме, в частности, в крови, что может, по мнению ученых, привести к раку и, возможно, к СПИДу»[2]. Равно как никто не стремится к завязыванию бесплодных дискуссий с зарубежными протестантскими антикультистами, в своих трудах ставящих рядом с разделом «Церковь объединения», главу «Ислам — откровение Мухаммеда»[3] или с авторами современных православных изданий, помещающих под общим заголовком «нетрадиционные религии, тоталитарные секты, культы и группы», например, католиков и баптистов[4]. Это их внутренняя точка зрения, вполне понятная и объяснимая, так же как и неприкрытая враждебность, жесткое неприятие любого рода внецерковной (внеправославной) религиозной, мистической деятельности.
При этом, имея неоспоримое право выдвигать любую собственную точку зрения на феномен НРД, никакая церковь не может претендовать на дачу конфессиональных консультаций и рекомендаций государственным органам, в том числе правоохранительным структурам, исходя из собственного видения и понимания данного вопроса.
Однако при ознакомлении с вышеупомянутым трудом г-на Куликова не трудно было заметить, что такие попытки становятся все более напористыми и агрессивными. Единственной проблемой, по поводу которой необходимо говорить в данном конкретном случае — не содержание и стиль изложения материала (они типичны для такого рода произведений), но о претензиях автора на то, что данный справочник «прежде всего будет полезен для государственных органов, сталкивающихся по роду своей служебной деятельности с общением или изучением религиозных групп или организаций, — научных и образовательных организаций, органов юстиции или правоохранительных органов»[5]. В складывающейся ситуации считаю необходимым высказать точку зрения по данному вопросу, приняв участие в дискуссии, развернувшейся на страницах журнала «Религия и право» между г-ном Куликовым и его оппонентами.
Действительно, и государство, и общество на сегодняшний день не менее чем церковь озабочены все возрастающей активностью НРД, но при этом не стоит забывать о двух принципиальных расхождениях между ними:
 позиция государства и, прежде всего, представителей органов исполнительной власти в данном вопросе может и должна исходить только из положений действующего законодательства, определяющего и закрепляющего его светскость, отделение церкви от государства и равенство всех религиозных объединений перед законом;
 соответственно, источники информации, в частности касающиеся описания и характеристик тех или иных религиозных объединений, должны отвечать критериям научной, в том числе методологической, грамотности, объективности, полноты и всесторонности исследования, правовой адекватности предлагаемых форм и методов взаимодействия с описанными НРД.
Начать анализ объемного труда г-на Куликова необходимо с выявления его соответствия обозначенным требованиям, то есть с вопросов правовых и научных. Как известно, прежде чем спорить, необходимо определиться в терминах. Название «Справочника» сообщает неискушенному читателю, что речь в нем идет о «новых религиозных организациях». Действующий Закон РФ «О свободе совести и о религиозных объединениях» в ст.9 дает однозначное толкование данного понятия, определяя, в том числе, и минимальное количество членов религиозного объединения (10 человек), обозначаемого в качестве «религиозной организации».
Однако для г-на Куликова, закон, естественно, не указ. Уже в предисловии автор сообщает, что «определение, является ли данная организация религиозной (оккультно-религиозной), производилось не на основе довольно бестолкового и аморфного понимания термина «религиозная организация», данного в законе «О свободе совести и о религиозных объединениях», а на анализе реальной деятельности организаций». Следовательно, и госслужащим, и правоохранительным органам, по сути, предлагается проигнорировать основы действующего законодательства и довериться интуиции автора. При внимательном прочтении текста (в качестве примера возьмем том 2. «Оккультизм. Часть 1») выясняется  из трехсот тридцати перечисленных здесь «организаций» около двухсот представлены любителями-одиночками, предлагающими по сходной цене магические услуги (снятие порчи, гадания и т.п.) населению. Здесь г-н Куликов демонстрирует полное непонимание того, что один и даже два человека, зарабатывающие на эксплуатации суеверий еще не есть «организация», тем паче «религиозная», так как последняя предполагает и конкретную минимальную численность членов объединения, и совместное исповедание определенной системы религиозных взглядов, и регулярное отправление культа, и ряд других, четко обозначаемых признаков. То есть, в соответствии с критериями закона и науки, «организациями» в рассматриваемом произведении можно с определенной долей вероятности обозначить лишь около двух десятков описанных здесь объединений. Остальное — это разнообразные марьиванны и петрысеменычи, объявившие себя в одночасье магами, экстрасенсами и народными целителями. Что ж, при таком подходе восьмитомник — это очень скромно. По многочисленным городам и весям России подобного рода граждан наберется не одна тысяча, как профессионалов, так и любителей. К таковым, например, можно смело отнести и легион деревенских «бабок», и сотни новоиспеченных колдунов и колдуний и просто бесконечное множество юных девиц, развлекающихся гаданием на женихов и их привораживанием. При этом, не имея ни малейшего понятия о научной методологии, г-н Куликов и не подозревает, что просто путает два совершенно разных явления — «Новые религиозные организации» и так называемые вневероисповедные формы мистики (хиромантия, магия и т.п.). Последние, искони пронизывающие народное сознание, отнюдь не являются, с точки зрения права и светской науки, ни «новыми», ни «религиозными», ни «организациями». Следовательно, автор-составитель попросту дезориентирует тех, кому предлагает воспользоваться своим произведением.
Не меньшее удивление вызывает и объем, и качество, и достоверность приводимой в сборнике информации. В рассматриваемом томе сто восемьдесят пять наименований охарактеризованы по схеме: а) название, б) ярлык (классификация в разряде сект и ересей), в) город и руководитель (если известны), г) вывод — опять же ярлык. При этом какое-либо описание названной организации может отсутствовать полностью, а весь текст занимать треть странички. И не удивительно. Ведь несмотря на пылкие уверения автора, что по каждой названной организации проводилось всестороннее исследование, из текста самого сборника явствует, что основным его орудием труда были, вероятно, ножницы. Именно вооружившись ими, он старательно и методично вырезал бесконечные рекламные объявления и газетные заметки о предоставлении оккультных услуг и появлении то здесь, то там различных авантюристов от мистики. Действительно, почитав сей труд, понимаешь, что он дает огромный оперативный простор нашим правоохранительным органам, которым «Справочник» то и дело сообщает, что основателем очередной «организации» является, например, «некая Валентина», она же «Юнафрейя, глава Ордена колдунов, она же «зеленоградская писательница — юрист Юна Шнайдер», или что «руководитель салона магии «Мегидо» — некая Сеола Тисс. Судя по всему, это псевдоним», и так до бесконечности…
Даже как-то неловко говорить о том, что исследование любой новой религиозной группы или организации уже на первом этапе должно выявлять элементарные вещи — кто является основателем, что представляет собой система религиозных верований, ее культ, история, современное состояние и т.д. Впрочем, в отдельных случаях описание конкретных организаций присутствует, и даже занимает приличный объем. Но снова возникает проблема методологии. В одну кучу здесь свалены как объединения собственно религиозные, так и организации, практически никакого отношения к религии не имеющие. 
Особое умиление у меня вызвала статья о некоей оккультной группе «Ведиум». Я даже немного возгордилась за свою давнюю хорошую знакомую — доктора филологических наук из Перми Ирину Черепанову, на чьих замечательных научно-практических семинарах мне приходилось бывать. Отнесение этой неординарной женщины — оригинально мыслящего ученого психолога, разработчика сложнейших компьютерных программ и создателя новой аналитической системы суггестивной лингвистики к разряду ведьм (классификация по Куликову О-10, О-3, и О-12) живо напомнило мне мудрую сентенцию Ивана Ефремова. Знаменитый писатель-фантаст в одном из своих произведений говорил о том, что умные, красивые и независимые женщины всегда вызывали у темных фанатиков ненависть и страх, клеймились как ведьмы и уничтожались. Ирину, человека атеистически и рационалистически настроенного, в данном случае, похоже, подвело под «клеймо» ее неуемное чувство юмора и любовь «подразнить гусей». Не знаю, стоит ли растолковывать «классификатору», что с точки зрения аналитической лингвистики «ведьма» происходит от глагола «ведать», «знать», и, эпатируя публику, ее друзья и сотрудники действительно называли так своего научного руководителя. Впрочем, после прочтения пространного очерка «Ведиум» остается стойкое ощущение, что если кто-то при г-не Куликове брякнет, что «собаку съел на чем-то», то тут же окажется в списке сектантов-cобакопожирателей (классификационный код О-1, О-3). Поэтому обнаружение в этом же томе «Ефремовцев» — поклонников творчества И. Ефремова — воспринимается далее как закономерность. 
Сложнее отнестись без улыбки к причислению к «Новым религиозным движениям» любителей Толкиена, культурологического движения, члены которого по всей стране уже много лет развлекаются инсценировкой его произведений в игровой форме на свежем воздухе. Отнесение их к «Оккультным центрам» (код О-4), обосновывается лишь общими опасениями на тему «как бы чего не вышло». Хочу обратить внимание уважаемого автора на то, что существуют и более серьезные прецеденты подобного рода. Полный языческий беспредел, сопровождаемый массовым растлением невинных детских душ наблюдается в нашей стране повсеместно (!) с конца декабря до середины января. Именно в этот период некие языческие функционеры  Дед Мороз и Снегурка — подкупают наших доверчивых детей щедрой гуманитаркой да еще и приобщают их к бесовским игрищам, кружась вокруг сверкающих елей! А некоторые духовно падшие родители при этом безобразии обряжают своих чад (страшно подумать!) гномами, феями, звездочетами и прочей нечистью (код О-1, О-3). Это надо срочно внести в очередной том «Справочника», иначе будущее поколение будет безвозвратно потеряно для веры и государства.
Все это было бы смешно, когда бы полное отсутствие не только чувства юмора, но элементарного понимания специфики объекта исследования, в том числе исходных — прежде всего, объективных, критериев религиозности (см. выше) не приводило к подобного рода «перлам».
Однако даже когда речь идет о действительно серьезных и известных новых религиозных движениях, автор-составитель демонстрирует недостаток квалификации там, где освещение конкретных вопросов требует оперативной научной информации и профессиональной ориентации в освещаемой теме. 
Так, в пространной статье, посвященной Белому Братству-Юсмалос, история которого заканчивается здесь описанием событий 1997 года, заключение выглядит, как пророчество-страшилка. Автор фантазирует на тему: «что будет, если..?». Но ведь прошло уже три года, и религиоведу, непосредственно исследующему данную тему, должно быть уже известно, что же реально произошло в организации после 1997 года и что происходит в ней сегодня. Мария Цвигун, направляемая и руководимая до ареста реальным организатором движения Ю. Кривоноговым, попав в заключение, предала его и все его установления анафеме, объявив себя единственной главой церкви, а его  сатаной, поработившим ее на время. Были сняты все пищевые ограничения, запрет на браки в среде юсмалиан и рождение детей, отменены режимные и организационные рамки. Ее новая религия была преобразована в религию космической любви, а ее брак с молодым Иоанном-Петром Вторым открыл новую страницу истории обновленного движения, воспевающего сегодня семью и брак, чистоту духовную и телесную. Не так давно мне довелось в обществе красноярских юсмалиан, жизнь которых исследуется мною с начала 90-х годов, отмечать один из общехристианских праздников. Молодые неофиты пришли супружескими парами, две семьи  вместе со своими малышами, столы ломились от еды, а «изюминкой» собрания стало зачитывание писем «мамочки» своим «духовным деткам». После прочтения «Справочника» можно с большой долей уверенности сказать, что даже если бы автору-составителю такой материал и был предоставлен, то маловероятно, что он был бы приведен на его страницах, несмотря на все заверения в «нейтральности» и «объективности» исходной позиции. 
Об этом же свидетельствует подборка и освещение материала в статье, посвященной крупнейшему отечественному НРД — Церкви Последнего Завета (Виссариона). Виртуозное цитирование официальных документов, связанных с деятельностью данной организации, просто ставит с ног на голову и их содержание, и их оценки. Так, по данным комиссии Администрации Красноярского края, мною организованной и проведенной в июне 1996 года, было вынесено общее заключение, что здоровье членов организации и их детей на данный момент  удовлетворительно и соответствует среднестатистическому, массовых эпидемических заболеваний или других угрожающих благополучию граждан фактов не выявлено. Однако после прочтения текста из названного сборника создается впечатление прямо противоположное. Или другой пример  здесь полностью приводится официальный документ, подписанный главой Курагинского района, запрещающий предоставлять верующим данного объединения помещения в аренду для проведения общинных мероприятий. Однако, конечно же, даже не упомянуто, что названный документ был признан противозаконным, что нашло отражение в официальном ответе Краевого Управления юстиции от 04.11.95 № 01-25 верующим названного объединения. И дело не в том, что данное движение, чья деятельность, действительно, может быть оценена неоднозначно, нуждается в поддержке и защите. А в том, что этот материал, как и все прочие статьи «Справочника», изначально тенденциозен. 
Не нужно быть великим психологом и искушенным правозащитником, чтобы, ознакомившись с текстами, старательно подобранными по одному принципу — мягко говоря, критическому по отношению ко всем без исключения описываемым движениям, объединениям, организациям и личностям, не увидеть явное лукавство заверений его автора-составителя в собственной исходной нейтральности. На этом фоне позиция о. Олега Стеняева, обнародованная в предисловии к рассматриваемому сборнику, воспринимается просто с уважением – человек, по крайней мере, не врет, называет вещи своими именами: «отношение Православия ко всем описанным в настоящем издании организациям резко отрицательное». В чем никто и не сомневался. Но даже если среди государственных служащих и представителей правоохранительных органов имеются сторонники такой позиции, находясь при исполнении служебных обязанностей, они должны ориентироваться только на букву закона. А она в данном случае гласит: «Государственный служащий не вправе: …использовать должностные полномочия государственного служащего для пропаганды отношения к религии…»[6], «Должностные лица органов государственной власти, других государственных органов и органов местного самоуправления, а также военнослужащие не вправе использовать свое служебное положение для формирования того или иного отношения к религии»[7].
И уж совсем совестно читать ответ г-на Куликова своим оппонентам в журнале «Религия и право», № 4 за 2000 год, где он пытается провести аналогию между собственным многотомным опусом и единственным пока в своем роде светским Словарем-справочником «Новые религиозные культы, движения и организации в России» издательства РАГС, М., 1998. Разница между этими книгами очевидна и принципиальна. 
Светское издание явилось плодом многолетнего коллективного труда специалистов-религиоведов, практически изучавших конкретные феномены НРД с момента их появления в нашем государстве. Авторский коллектив этой небольшой по объему книжки насчитывает двадцать девять имен. Перечень же литературы по вопросам НРД, приводимый в конце книги, в который вошли и некоторые конфессиональные справочники по данному вопросу, вовсе не означает поддержки авторским коллективом и редакторами данного сборника идеологических позиций и оценок таких произведений. Скорее можно констатировать прямо противоположное. 
Так, в предисловии к названному изданию РАГСа по этому поводу говорится следующее: «В последние годы лидеры «православных правых» усиливают пропаганду религиозной нетерпимости в стране. Верующих других конфессий они сплошь и рядом именуют «земными прислужниками сатаны», а россиян пытаются запугать «нашествием ереси» и якобы творящимся в стране «бесовским шабашем».
Цель подобных заявлений — закрепить доминирующее положение Русской Православной Церкви, сделав ее, в конечном счете, религиозным монополистом… Церковно-догматическая критика новых религий переросла в непримиримую конфессиональную конфронтацию… Страна может оказаться вовлеченной в хаос религиозных конфликтов, а там недалеко и до религиозных войн, о возможности которых в России уже раздаются серьезные предупреждения»[8]. Добавить к этому нечего. Остается лишь пожелать всем, движимым тревогой за судьбы отечества, не торопиться поддерживать официальными письмами и рекомендациями подобные издания, претендующие на истину в последней инстанции в вопросах, связанных с межрелигиозной конкуренцией и возможностью воздействовать на государственную власть в собственных конфессиональных интересах.
 
Примечания :
1. Диавол и его нынешние лжечудеса и лжепророки. Изд-во «Даниловский благовестник». По благословлению Святейшего патриарха Московского и всея Руси Алексия II. М., 1994, с.109.
2. Православная церковь. Современные секты и ереси в России. Рязань, 1996, с.168-169.
3. У. Мартин. Царство культов. СПб., 1992, с.298.
4. Религии и секты в современной России. Краткий справочник. Новосибирск, 1997, с.1.
5. Указ.справочник, т.2, с.6.
6. Положение о Федеральной государственной службе. Утверждено Указом Президента Российской Федерации от 22 декабря 1993 г. № 2267, ст. 10.
7. Федеральный Закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» 1997 года, ст.4, п.4.
8. Новые религиозные культы, движения и организации в России. Словарь-справочник. М., РАГС, 1998, с. 24-25.