Региональная культура: к определению понятия

Версия для печатиВерсия для печатиPDF-версияPDF-версия
Автор статьи: 

Источник: Гиндер И.А. Региональная культура: к определению понятия. // Макарьевские чтения: материалы девятой международной конференции (21-23 ноября 2010 года). / Отв. ред. В.Г. Бабин. - Горно-Алтайск: Изд-во РИО ГАГУ, 2011. - 391 с. - С. 364-369. 

Глобализация является неотъемлемой частью современной картины мира — она вызывает размывание традиционных культур и кризис идентичности. Реакцией на глобализацию становится переформатирование культурных границ и регионализация мира. Поэтому изучение региональной культуры сегодня - это, в первую очередь, изучение новой культурной среды, способной существовать в условиях глобализации.

Современная региональная культура — новый качественный виток развития культурного пространства, требующий детального и тщательного изучения культурологами. Несмотря на то, что защищен ряд диссертационных работ по проблематике, связанной с региональной культурой, смысловое содержание понятия «региональная культура» все еще очень подвижно. Данная научная статья ставит своей целью внести ясность и конкретизировать это понятие.
Для определения понятия «региональная культура» необходимо рассмотреть базовые понятия, из которых оно складывается. Определение «региона» (лат. regio — «страна», «область») в качестве термина для обозначения территориальной единицы государства можно встретить в большинстве словарей и энциклопедий. Понятие «культура» (лат. cultura — возделывание, земледелие, воспитание, почитание) несет многогранный смысл и имеет многовековую традицию употребления. Оно используется для выделения человеческого существования из природного бытия, характеристики содержания и смысла человека.
Однако производное от них понятие «региональная культура» является новым для научного дискурса. Его появление связано с методологическим поворотом, начавшимся в последней четверти XX века в гуманитарных науках. В этот период произошла их переориентация в сторону не временного, а пространственного изучения культуры1.
Пространственный подход в изучении культуры впервые встречается в работах зарубежных географов. Первый фундаментальный труд был представлен американским ученым К.О. Зауэром «The Morphology of Landscape» (1925), ставшим основателем школы «культурного ландшафта». К.О. Зауэр определяет культурный ландшафт как «территорию, отличающуюся характерной взаимосвязью природных и культурных форм». Культура при этом им интерпретируется как активное начало во взаимодействии с природной средой, природный ареал — как посредник («фон») человеческой деятельности, а культурный ландшафт — как результат их контакта2.
Сегодня понятие «культурный ландшафт» прочно вошло в употребление не только в научных кругах, но и в деятельности организаций, связанных с сохранением культуры. ЮНЕСКО с помощью понятия «культурный ландшафт» определяет объекты культурного наследия. Согласно типологии, принятой в Руководящих указаниях по применению Конвенции о Всемирном наследии (п. 39, Operational Guidelines ...), все культурные ландшафты подразделяются на три основных категории3:
"10.чётко определяемые целенаправленно сформированные (clearly defined landscape designed and created intentionally by man), которым в русском языке наиболее соответствует понятие «рукотворные»;
364
11.естественно сформировавшиеся, или эволюционировавшие, ландшафты (organically evolved landscape), среди которых выделяются субкатегории реликтовых или «ископаемых» (relict or fossil landscape) и продолжающих поступательное развитие, или развивающихся ландшафтов (continuing landscape);
12.ассоциативные (associative) ландшафты".
Согласно этим трем категориям ЮНЕСКО постоянно пополняет список территорий, подходящих под описание «культурный ландшафт». Стоит понимать, что в случае с ЮНЕСКО использование понятие «культурный ландшафт» используется для более эффективного выделения культурного наследия и сохранения его, а не для фундаментальных теоретических изысканий. В общетеоретическом смысле культурным ландшафтом являются не только арт-объекты мирового значения4.
Российские представители школы (Л.С. Берг, В.Л. Каганский, Ю.Г. Саушкин и др.), в отличие от своих зарубежных коллег, проанализировали понятия «регион» и «регионализация» в культурологическом ключе.
Отечественный географ В.Л. Каганский одним из первых в России проанализировал общеупотребительное значение и статус терминов «регион» и «регионализация». Термин «регионы» используется им для обозначения «институциональных районов» — районов, имеющих официальный статус в системе пространственного устройства государства5. Он употребляет эти понятия для описания культурного пространства России и стран ближнего зарубежья6.
Этот вклад в развитие теоретической географии стал основанием для развития культурологической мысли, изучающей пространственно культуру. Как известно, любой термин начинает свою «жизнь» только после смысловой подготовки в ученой среде. Введенные В.Л. Каганским смысловые значения спустя два десятилетия показали свою жизнеспособность.
В отечественной культурологии и исторической науке в начале XXI века сложилось такое направление как «новая локальная история». Его представители (С.А. Гомаюнов, С.И. Маловичко и др.) внесли значительный вклад в теоретическое осмысление феномена региональной культуры7.
Согласно С.И. Маловичко, пространство не существует без человеческой культуры, пространство преобразуется и создается человеком. Любое пространство - конструкция, которое не только строится по образцам («деревни», «села», «поселка», «города», «сельского пейзажа» и т.д.), оно воображается, подводится под топос, присущий тому или иному «универсальному месту»8.
Попытка привязать изучение исторического процесса к определенному локусу, географически закрепленному пространству со стороны С.И. Маловичко позволяет нам выявить качественность понятия «региональная культура». Любая культура имеет историю своего развития, периоды становления, расцвета и угасания. Региональная культура, как качественное культурное явление должна иметь наряду с другими атрибутами собственную историю. Благодаря научной школе, изучающей «новую локальную историю» мы можем выделить пространственный фрагмент истории для соотнесения с региональной культурой изучаемого локуса.
Пространственное понимание позволяет нам ввести изометрию в культурологическое знание, произвести переход с исторического вектора истории России на пространственный, не отрицая принцип историцизма.
В своей статье «Социокультурная составляющая понятия «регион» Н.В. Розенберг попыталась объединить разработки экономистов, географов,
365
краеведов, религиоведов и культурологов в изучении понятия «регион». Регион — это наиболее устойчивая историко-географическая единица, обладающая рядом константных признаков (социально-экономический, историко-культурный, географический и др.), которые позволяют раскрыть ее своеобразие по отношению к другим регионам9. По сути Н.В. Розенберг отделила понятие «регион» от политико-административных границ, выделив характерные черты историко-географической единицы.
Понимание «региона» Н.В. Розенберг является сравнительно новым и не устоявшимся в культурологической научной мысли. Поэтому производное от него понятие «региональная культура» до недавнего времени носило страноведческий характер: под ним подразумевали культуры, находящиеся на определенных территориях, преимущественно в других странах.
Так, например, в энциклопедическом словаре «Культурология», вышедшем в конце 1990-х годов под редакцией К.М. Хоруженко есть статья «региональная классификация культуры». В ней указываются следующие культурные регионы: европейско-североафриканский (культура Древнего Египта, античности, романского, германского и славянского культур, миров), дальневосточный, арабо-мусульманский, тропически-африканский, латиноамериканский10.
Перечисленные культурные регионы, как мы видим, исходят из региона-листского понимания и не отражают современных наработок в изучении пространства.
В последние годы в отечественной культурологии сложилось новое направление, которое способствовало оформлению содержания и границ исследуемого нами понятия — так называемая «региональная культурология» (И.Я. Мурзина, М.И. Гомбоева и др.).
В частности, такой ее представитель, как И.Я. Мурзина предлагает использовать термин «региональная культура», описывающий многообразие культур, для описания территорий, находящихся внутри единой страны. Региональная культура понимается ею как составная часть единой культуры страны, инвариант национальной культуры. При этом региональная культура проходит становление и формирование, не порывая с «материнской» культурой страны, будучи ценной для местных жителей. Чтобы на конкретной территории сложилась своя региональная культура, материнская культура, по мнению И.Я. Мурзиной, должна пройти несколько этапов. Таких этапов становления региональной исследователь выделяет пять — от колонизации нового регаона (Урала, Сибири, Дальнего Востока) до становления региона как новой политической, культурной единицы большой страны. Развитие каждого региона имеет свою специфику, обусловленную природными условиями, что делает каждый регион уникальным11.
Для четкого выделения нового понятия необходимо всегда рассматривать генетически родственные понятия, используемые научном дискурсе. Родственным понятию «региональная культура» является понятие «культура региона».
При разведении понятий близких по смыслу, написанию и звучанию необходим четкий маркер, критерий. Ввиду новизны изучаемого понятия процесс выделения особенностей является незавершенным и сохраняющим изменчивость. И.Я. Мурзина вводит понятие «материнская культура», как синоним «культуры центрально-европейской России», чтобы подчеркнуть единство культурного пространства страны, несмотря на большие территории, расположенные в девяти часовых поясах. Культура региона, в отличие от региональной культуры, не имеет «материнской культуры», она самодостаточная12.
366
Отталкиваясь от этого мы можем сделать вывод, что «региональная культура», в отличие от «культуры региона», имеет четкий признак — наличие «материнской культуры». Однако в русском языке порядок слов в предложении вариативен, а не фиксирован, поэтому при перестановке слов понятия не теряют смысл. Это позволяет предположить, что противопоставление понятий «региональная культура» и «культура региона» может в дальнейшем исчезнуть ввиду доминирования того или иного смыслового наполнения.
За последнее десятилетие появилось немало работ, посвященных проблематике региональной культуры и пространственно закрепленным регионам. Перед культурологией встала новая проблема — изучение соотношения понятий «региональная культура» и «локальная культура»13. По мнению Т.А. Зайцевой, «региональная культура подчеркивает наличие неких специфических черт в данном географическом регионе. Она может включать в себя самые разнообразные культурные образования, в том числе и локальные, следовательно, региональная принадлежность может быть одной из черт локальной культуры»14.
Новизна и малоизученность понятия «региональная культурология» порождает неясность и неопределенность. Есть целый ряд определений региональной культурологии, которые только отдаляют от понимания этого явления. В то же время они позволяют сделать шаг «от противного», то есть демонстрируют возможные ошибки его интерпретации и определения.
Определение «региональной культурологии» в научной статье Ю.М. Беспаловой хронологически было одним из первых (1999 год). По мнению этого автора, это понятие можно определить как «особый мир, с одной стороны, уединенный, замкнутый, зацикленный на повседневности, стремлении сохранить определенный иммунитет к нововведениям. Региональная культура порой плохо восприимчива к инновациям, чужим ценностям, тяготеет к своеобразному преломлению ценностных систем. С другой стороны, это открытая культура, стремящаяся вовне к диалогу с другими культурами, постоянному приращению ценностного богатства. Региональная культура обращена как вовнутрь, так и вовне себя. Это культура, чувствующая одновременно и внутреннюю исключительность, и в то же время неполноценность по отношению ко всему остальному миру. Это и кладезь духовности, и основа российского бескультурья, вандализма, безнравственности, которые вызваны отходом от одной культурной среды и «невхождением» в другую»15.
Определение Ю.М. Беспаловой не вносит ясности и не дает нам понимания сущности, так как этот исследователь пользуется богословским принципом, отвечая при определении понятия на вопросы «чем является?» и «чем не является?». Если точно не знать, о чем говорится в определении, то можно прийти к неоднозначным результатам.
Определение А.В. Спиридоновой, предложенное научному миру спустя почти десятилетие назад имеет другую ошибку — оно выявляет практически все характерные черты региональной культурологии, но не дает четких границ содержанию понятия, что делает его размытым и неопределимым. По ее мнению, «региональная культура есть проявление общенациональной культуры и одновременно самостоятельное явление, обладающее собственными закономерностями развития и логикой исторического существования и определяющееся локальностью, то есть отнесением к условно выделенному геокультурному ареалу»16.
367
Несмотря на все недостатки этого определения, стоит отметить, что А.В. Спиридонова опирается на работы И.Я. Мурзиной, в которых проведена хорошая теоретическая разработка понятийного аппарата.
Из рассмотренного выше научного дискурса можно сделать вывод, что региональная культура — это понятие пространственное, внутрирегиональное, связанное с «материнской культурой». Это явление, опирающееся на историю локуса и имеющее с ним одну историю.
Региональная культура приобретает законченный образ, становится отправной точкой для изучения культуры территорий России, позволяет актуализировать ранее неисследумые культурные явления и единицы.
Для России вопрос изучения региональной культуры напрямую связан ее будущим. Россия всегда склонна к централизации власти и культуры, «вертикаль власти» многими видится как наиболее успешный вариант политической системы. Но невозможно единство и величие культуры страны без изучения всего культурного пространства страны, из которого и складывается единая культура.
 
1 Ерохин, А. О «пространственном повороте» в гуманитарных науках Германии./А.О. Ерохин // Наука и инновации в модернизации России и развитии мира: Science and Innovations in Modernization of Russia and World Development: Материалы Международной гумбольдтовской конференции. 22-24 апреля 2010 г., Москва / Московский гумбольдтовский клуб; Общ. Ред. Т.С. Иларионовой. М.: Институт энергии знаний, 2010. С. 213. С. 6-13.; Черняева Н.А. Культурная география и проблематика «места». Обзор новой литературы. [Электронный ресурс]. Известия Уральского государственного университета. - Гуманитарные науки, вып. 9. № 35 (2005). (http://proceedings.usu.ru/?base=mag/0035(01_09-2005)&xsln=showArticle.xslt&id=a26&doc=../content.jsp). Проверено: 19.12.2010.
2 Американская география: современное состояние и перспективы /Сост. П. Джеймс и К. Джонс / Пер. с англ.; вступ. статья Н.Н. Баранского. М.: Изд-во иностр. Литературы, 1957. С. 5.
3 Кулешова, М.Е. Систематика культурных ландшафтов. [Электронный ресурс] (http://heritage.unesco.ru/index.php?id=102&L=9). Проверено: 19.12.2010.
4 Веденин, Ю.А., Кулешова М.Е. Культурные ландшафты как категория наследия. [Электронный ресурс] (http://heritage.unesco.ru/index.php?id=101&L=9). Проверено: 19.12.2010.
5 Каганский, В.Л. Война и революция регионов (К «анатомии» советского пространства) / B.JI. Каганский//Независимая газета. 1991. № 171 (31.12).
6 Каганский, В.Л. Культурный ландшафт и советское обитаемое пространство. / В.Л. Каганский. М.: Новое литературное обозрение, 2001. С. 576
7 Маловичко, С.И., Булыгина, Т.А. Современная историческая наука и изучение локальной истории. / С.И. Маловичко, Т.А. Булыгина // Новая локальная история. Вып. 1. Новая локальная история: методы, источники, столичная и провинциальная историография: Материалы первой Всероссийской научной Интернет-конференции. Ставрополь, 2003. С. 10.
8 Маловичко, С.И. Городская история в ситуации «пространственного поворота» в гуманитаристике. / С.И. Маловичко // Культура и интеллигенция России: инновационные практики, образы города. Юбилейные события. Историческая память горожан: Материалы VII Всероссийской научной конференции с международным участием, посвященной 35-летию основания Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского. Омск, 20-22 октября 2009 г. Омск: ОмГУ, 2009. С. 12-15.
9 Розенберг, Н.В. Социокультурная составляющая понятия «регион». // Аналитика культурологии. Электронное научное издание. 2005. Выпуск 2(4). [Электронный ресурс] (http://analiculturolog.ru/). Проверено: 19.12.2010.
10 Хоруженко, К.М. Культурология: энциклопедический словарь. / К.М. Хоруженко. Ростов-на-Дону: Феникс, 1997. С. 410.
11 Мурзина, И.Я. Региональная культура как предмет философско-культурологического исследования. / И.Я. Мурзина // Известия Уральского государственного университета. 2004. №29. С. 86-97.
368
12 Мурзина, И.Я. Феномен региональной культуры: Бытие и самосознание [Текст]: автореф. дисс... док. культ./ И.Я. Мурзина.- Екатеринбург, 2003. С. 54
13 Зайцева, Т.А. Проблема взаимодействия традиции и новации в контексте изучения локальных и региональных культур / Т.А. Зайцева // Третий Российский культурологический конгресс с международным участием «Креативность в пространстве традиции и инновации»: Тезисы докладов и сообщений. Санкт-Петербург: ЭЙДОС, 2010. С. 556. С. 336-337.
14 Зайцева, Т.А. Локальные культуры: проблемы изучения. / Т.А. Зайцева //Вестник Томского государственного университета. 2007. № 303. сентябрь. С. 62-64. С.63.
15 Беспалова, Ю.М. Региональная культура в социокультурном пространстве России / Ю.М. Беспалова // Словцовские чтения: тезисы докладов, сообщений науч.-практ. конф. / под ред. Н.В. Яблонского. Тюмень: Изд-во ТГУ, 1999. С. 237.
16 Спиридонова, А.В. Региональная культура: диалектика локального и универсального (на материале Восточного Забайкалья). - Диссертация на соиск. уч. степ. канд. культурологии. Чита, 2007. С. 63.