Ушедшие в "город Солнца"

Версия для печатиВерсия для печатиPDF-версияPDF-версия
Автор статьи: 

Источник: Григорьева Л.И. Ушедшие в "город Солнца". // Наука и религия. – 1999. – №2. – С.14-16.

 

Среди религиозных объединений, возникших в России после 1990 года, особое место занимает движение последователей Виссариона — «Христа Минусинского», действующее сегодня на юге Красноярского края. Церковь Последнего Завета (ЦПЗ) в средствах массовой информации не только России, но и зарубежных стран нередко квалифицируется как «тоталитарная секта». Ее обвиняют в кодировании и зомбировании своих жертв посредством гипноза, агрессивной диеты, подрывающей физическое и психическое здоровье верующих, в отказе от обучения детей верующих в государственных школах, в присвоении лидером движения крупных сумм, передаваемых ему оболваненными жертвами, обмане легковерных людей, меняющих города на таежные деревни, в разрушении семей...
Что же происходит на самом деле?
На сегодняшний день администрация Красноярского края распола­гает достаточной информацией, позволяющей дать объективную характеристику ЦПЗ.
Основатель движения — Тороп Сергей Анатольевич, 1961 года рож­дения, уроженец Краснодара, с 1967 года проживал в городе Минусинске Красноярского края. Образование среднее, последнее место работы — участковый инспектор милиции. Женат, имеет четверых детей.
В 1991 году провозгласил себя Иисусом Христом во втором пришествии. Проделал турне по 40 городам России, вещал о близком конце света, критиковал существующее положение вещей, призывал к спасению от общемирового катаклизма в «земле обетованной» — на юге Красноярского края. Сергей предложил построить в тайге «Новый Иерусалим» — «Город Солнца». Он мыслился как некий оазис людей, находящихся в гармонии с собой, обществом, природой, как поселение мастеров, базирующееся на натуральном хозяйстве и самообеспечении, как идеальное поселение избранных с перспективой роста из этой ячейки нового человечества. На призыв откликнулось значительное количество граждан с территорий всего бывшего Советского Союза.
Заповеди Виссариона, которых насчитывается 61, достаточно либе­ральны и зачастую не носят катего­ричной формы. Так, например, пре-
14
любодеяние всячески осуждается, однако поясняется, что это касает­ся только людей, состоящих в бра­ке. Убийства быть не должно, но если речь идет об убийстве живот­ного, то оно позволительно в случае необходимости. Лгать нельзя, но в том случае, когда ложь может при­нести больше добра, чем зла, она допускается, и так далее.
Обряды — прежде всего, «Священные круги», напоминающие по­пулярные в свое время «артековские» и «орлятские» круги. Верующие, взявшись за руки, становятся в круг, в центр которого помещается зажженная свеча. Затем произносятся слова молитвы, поются песни, например: «...люди, дайте руки друг другу, а Богу ваши сердца!» Зажженную свечу полагается ставить и на стол во время еды, для «очищения пространства от темных энергий». Помимо коллективных обрядов, су­ществуют индивидуальные и семейные моления. Верующие произносят молитву перед едой и в любое время (переделанный «Отче наш»). Отмечаются в общине праздники: 14 января — день рождения Виссариона (от которого его последователи ведут новое летосчисление) и 14 апреля — праздник Обновления. Дважды в год проходят массовые венчания верующих.
К особенностям культа можно от­нести оригинальную одежду общин­ников, выполненную в народном стиле. Для женщин — длинные юбки и сарафаны, для мужчин — длинные хитоны. С позиций веры это объясняется тем, что такие одеяния вбирают энергию земли и способствуют оздоровлению. Наряды украшаются вышивкой, плетением, Символом движения стал крест в круге, что означало единство четырех религий, признанных Виссарионом главными, — даосизма, буддизма, христианства и ислама. Им же посвящены четыре годовых поста. Цветные фотографии Торопа, собранные в своеобразные иконостасы, в домах его последователей яв­ляются объектом религиозного поклонения. Перед ними возжигаются свечи и совершаются молитвы.
Среди тех, кто поддержал, в том числе финансово, и вывел на российскую орбиту нового «пророка», особую роль сыграли Вадим Редькин и Мария Карпинская. Первый — музыкант, играл в ансамбле «Ласковый май» Жени Белоусова. Вторая, внучка академика Александра Карпинского, была известна в кругах московских интеллигентов, искавших альтернативные пути возрождения России на основе духовности и гуманизма; имела связи и за рубе­жом. Став на первых порах горячей последовательницей Торопа, она продала трехкомнатную квартиру в Москве, чтобы организовать первое международное турне новоявленного мессии. Впоследствии, разочаро­вавшись, Карпинская вышла из дви­жения, подвергнув его резкой критике, и даже сумела вернуть некото­рую часть потраченных денег.
Первые паломники стали прибывать в Минусинск в конце 1991 года. Кто же составил ядро виссарионовского движения? Социологические исследования, проведенные в общи­не, выявили следующую картину. Среди опрошенных (96 человек) мужчины составили 58,7 процента, женщины — 41,3 процента. Средний возраст первых — 37 лет, вторых — 36 лет.
Образовательный ценз: лица с высшим образованием, в том числе имеющие ученую степень, состави­ли 65,22 процента опрошенных, 20,65 процента имели среднее спе­циальное образование и лишь 14,13 процента — среднее.
Семейное положение: 68,09 про­цента состоят в браке, причем 45,4 процента в первом и единственном, 15,96 процента разведены, 2,15 про­цента — вдовы, 12,77 процента в браке еще не состояли. Таким обра­зом, платформу движения составили семьи интеллигентов. Среди приезжих оказалось много людей творческих профессий — художников, музыкантов, модельеров. г
Старостой образованной Общины Единой Веры стал отставной полковник ракетных войск, в недавнем прошлом преподаватель Военной академии имени Ф.Э.Дзержинского,
кандидат технических наук Сергей Чевалков, продавший квартиру в Москве и переехавший в Минусинск с женой и сыном.
Что же заставило этих людей кар­динально поменять прежний образ жизни, порвав с привычным миром, уехать в сибирскую тайгу навстречу неизвестности? Среди типичных причин можно назвать (в порядке, значимости): потерю смысла жизни, значимых ориентиров, бездухов­ность, растущие разобщенность и индивидуализм современного обще­ства, насаждаемый сегодня культ потребительства и насилия, рост преступности в городах, социальную незащищенность.
Итак, виссарионовское движение можно определить как движение пассивного социального протеста интеллигенции «рыночно-демократической» России. Виссарион при­влек тем, что в череде реформатор­ских катаклизмов, в ситуации кризи­са былых идеалов и отсутствия но­вых перспектив у духовно ориенти­рованной интеллигенции, он предло­жил свой ответ на традиционный для России вопрос «что делать?», выд­винув практический проект выхода из сегодняшнего тупика, учитываю­щий духовные устремления интел­лигенции.
На первом этапе движения веру­ющие сделали попытку воплотить в жизнь коммунистические принципы общинного жития. Лозунгами движе­ния стали: коллективизм, творчество, саморазвитие, семья. Атмосфера, создаваемая в общине, в какой-то мере воссоздавала атмосферу Со­ветского Союза 60-х годов. Эмоцио­нальная приподнятость, чувство сча­стья и глубокое удовлетворение от борьбы с трудностями — как есте­ственными, так и искусственно созда­ваемыми — были характерны для;  первых виссарионовцев. Иллюзор­ные перспективы с благородными целями «во имя спасения всего чело­вечества» стали маяком для истоско­вавшихся по высокой романтике и уставших выживать в одиночку.
Приезжающие на первых порах размещались в так называемых об­щинных домах в Минусинске, по­зднее — в деревнях Курагино, Журавлево, Черемшанка и других. Этими общежитиями становились куп­ленные в складчину квартиры и дома. Централизованно закупались продукты питания, предметы первой необходимости.
На тот момент достаточное коли­чество денег и избыток энтузиазма еще не ставили на повестку дня воп­рос об экономическом и физическом выживании виссарионовцев. Строи­лись радужные планы о воссоздании и развитии народных промыслов, с тем более что среди приезжих появились художники, резчики по дереву, гончары, портнихи, вышивальщицы. Силами верующих в Минусинске стали проводиться концерты классической музыки, в Курагине и был создан хореографический ансамбль.
Правда, уже тогда настороженность вызывали несколько положений вероучения ЦПЗ. Во-первых, о системе питания, принятой в общине. В основу ее были положены идеи Брегга, Шелтона, Шаталовой. Панацеей от всех болезней и путем к духовному очищению провозглашался отказ от продуктов животного происхождения, жиров, включая растительные, ограничение сахара (он заменялся медом), соли, специй. Не рекомендовалось употребление дрожжевого хлеба. Наиболее рьяные по постным дням (в среду и пятницу) вообще старались обходиться без пищи. Питание Виссарионовцев составляют каши на воде, ово­щи, грибы, орехи, мед, ягоды, тра­вы, пресные лепешки.
Второй проблемой стал декларируемый отказ от услуг государственной медицины и традиционных методов лечения. В Последнем Завете было сказано: «Отныне плоть должна сама себя излечивать. Болезнь в большинстве случаев есть наказание за неспособность удержать плоть свою в гармонии с Природой. И неразумно в сем случае искать помощь на стороне». Практическая реализация верующими этих установок вылилась в отказ от детских прививок, от услуг врачей. Одним из печальных итогов такой практики стала смерть четырехлетнего э мальчика, погибшего из-за неоказания медицинской помощи.
Третьей проблемой стал вопрос о способах воспитания и образования детей виссарионовцев. Переезды, устройство быта, увлеченность  новой жизнью нередко приводили к тому, что в некоторых семьях дети переставали посещать школу. Вскоре это стало принципиальной позицией. В своем «Письме о новой школе» Виссарион заявил, что детям достаточно овладеть только начальным образованием и основами ремесла, всё остальное не нужно. Воспитывать детей должна сказка, а не жестокая реальность.
Период существования общины с 1992 по 1995 год был полон глобальных проектов. Газеты виссарионовцев «Путь любви» и «Земля обетованная» писали о намерениях создать швейный цех, об открытии сто­лярного цеха и покупке пилорамы, о работе в Доме инвалидов и закупке да     шерсти для прядения. Однако большинство из этих начинаний остались безрезультатными.
Новый этап развития движения, начавшийся в 1995 году, был связан с переездом в Черемшанку, превратившуюся в организационный центр общины, Станислава Казакова, в прошлом сотрудника Министерства мелиорации и водного хозяйства, кандидата технических наук, став­шего новым светским лидером организации. Община Единой Веры была преобразована и перерегист­рирована как Церковь Последнего Завета. В уставе организации определялось, что Церковь не несет от­ветственности в вопросах материальной помощи своим членам; коммунистические лозунги были упраз­днены. Это соответствовало изменившейся ситуации, когда привезенные средства у многих стали подхо­дить к концу, а проблемы трудоустройства в глухих деревнях оказались трудноразрешимыми.
Казаков сумел заключить договор на аренду 250 гектаров земли в рай­оне озера Тиберкуль, получить ли­цензию на проведение строительных работ и оформить иную необ­ходимую документацию. Все вопро­сы собственности замыкались на созданном им АО «Табрат», которое он представлял в единственном лице. Увлекательные игры в «простой русский народ» постепенно стали заме­няться изнурительным трудом на собственных огородах и общинных полях, а также на постоянных «суб­ботниках» на горе Сухой.
Казаков привнес в движение идею создания «Нового Иерусалима» как «эконоосферного поселения». Такое изменение вывески давало возмож­ность надеяться на привлечение внимания к строительству междуна­родных экологических организаций и получения дополнительных источ­ников финансирования. Проектиру­емое и уже строящееся поселение рассчитано на 420 семей, состоит из нижнего поселка радиально-кольце­вого типа площадью 21 гектар, рас­положенного в седловине горы Сухой, и верхнего поселения хуторского типа, расположенного на ее хребте, площадью 3 гектара. На осталь­ной территории (226 га) планировались лесопарк, питомник редких деревьев и плодово-ягодных культур, сенокосы и пастбища.
Летом 1996 года администрацией края проводилась самая большая комплексная проверка ЦПЗ. Была организована комиссия из 36 чело­век. В ее состав вошли три бригады медиков, бригада педагогов, мето­дистов, психологов, юристы, социологи, религиоведы. Комиссией были сделаны следующие выводы. В общине отсутствует характерный для так называемых о    тоталитарных сект жесткий общеобязательный режим жизни. Здесь наблюдается скорее обратное —  бесконтрольность и значительная самостоятельность верующих.
В ее состав вошли три бригады с    медиков, бригада педагогов, мето­дистов, психологов, юристы, социологи, религиоведы. Комиссией были сделаны следующие выводы. В общине отсутствует характерный для так называемых о    тоталитарных сект жесткий общее    обязательный режим жизни. Здесь наблюдается скорее обратное —  бесконтрольность и значительная самостоятельность верующих. В
15
большинстве своем люди живут семьями в собственных, купленных или построенных, домах. «Общинные дома» постепенно сворачиваются. Нет ограничения сна, отдыха, общения. Во всех домах — большие библиотеки светской литературы, периодики, радио, телевизоры, компьютеры, которые активно используются. Во многих семьях — музы­кальные инструменты.
Уровень материальной обеспеченности различный. Определяется это различие, во-первых, запасами привезенных и пока не израсходованных средств и имущества; во-вторых, источниками доходов на данный момент. Таковыми являлись получаемые пенсии, пособия на детей и по безработице, заработная плата тех немногих, которым удалось устроиться на работу. Основная же масса верующих оказалась безработной.
Наблюдалось постепенное обнищание приехавших семей. В связи с тем, что в последние годы выплаты пособий практически прекратились, для многих семей единственным источником денежных средств становится помощь родных и близких, оставшихся в городах. На этом фоне контрастом выглядела жизнь Виссариона, ежегодно совершавшего заграничные турне и ни в чем себе не отказывавшего.
Было установлено, что значительную материальную поддержку единоверцам оказывают филиалы, которые регулярно отправляют сюда контейнеры с вещами и продуктами, собранными добровольцами. Кроме того, большую финансовую помощь оказывали и появившиеся спонсоры из числа предпринимателей, которые адаптировались к произошедшим в стране переменам материально, но не смогли — духовно. Так, ими были закуплены для строящегося в Черемшанке столярного цеха импортное оборудование и оборудование для кирпичного завода.
Обследование условий жизни виссарионовцев выявило постепенное ослабление жесткости требований к диете. Если в 1993—1995 годах доходило до того, что матери не хотели кормить детей грудным молоком, то на момент проверки констатировалось кормление детей грудью до трех лет. Для детей, беременных и кормящих женщин были сняты ограничения на все продукты, кроме мяса, рыбы, яиц. Низкая калорийность потребляемой общинниками пищи отчасти компенсировалась очень большими объемами ее потребления.
В целом здоровье приезжих оказалось даже несколько лучше, чем у местных жителей. Однако надежды на кардинальное оздоровление, связанное с изменением режима жизни и питания, не оправдались. В среднем на одного человека прихо-
16
«Не уходи от мира, ибо Благодать, которую ищешь, должна передаваться от человека к человеку, — только всеми сила.
Благодать — что река — не должна останавливаться. Она  входит в тебя, дабы, облагородившись там, обязательно продолжить течение к друго­му человеку.
Помните! Остановившееся течение реки подвержено цветению и перерождению в болото».
Из заповедей Виссариона
дится от одного до девяти заболеваний. Это, как правило, хроничес­кие болезни: остеохондроз, заболе­вания почек, желудочно-кишечного тракта, желчевыводящей системы. Неприятным сюрпризом оказалось большое количество недавно возникших желчно- и почечно-каменных болезней, как у приезжих, так и у местных жителей. Это объясняется высоким уровнем содержания кальция и железа в местной воде.
Обследование детей верующих педиатрами (25 детей) привело к выводу, что физическое состояние и развитие всех осмотренных детей соответствует возрасту. Каких-либо выраженных в острой форме патологий (истощения, дистрофии, туберкулеза, массовых кожных заболеваний) не обнаружено. Психиатрическая экспертиза не подтвердила наличия в общине массовых психических расстройств.
Декларативный отказ верующих от обращения к официальной медицине на практике, по крайней мере, в 1995—1996 годах, не был подтвержден данными районной больницы. За этот период в районную больни­цу обратилось семнадцать верующих, из которых шесть были пролечены стационарно. Одной из проблем, беспокоящих медиков, стали массовые роды на дому, практикующиеся в общине. Следуя методу Марковского, рожают в воду в натопленных банях. Роды должен принять отец. В основном роды заканчивались благополучно. На момент проверки был известен один неблагоприятный случай, но роженицу с сильным кровотечением (ею оказалась популярная певица) успели доставить в районную больницу и спасти. За все годы существования данного неорелигиозного объединения в крае не были зафиксированы факты массовых заболеваний верующих. Среди виссарионовцев много квалифицированных медиков, которые в случае необходимости оказывают медицинскую помощь единоверцам. Зато проверка соблюдения Закона об образовании показала, что в общине он нарушался. Из 226 детей школьного возраста 23 ребенка не обучались. Интересно то, что после I проверки и сделанного предупреждения Виссарион дал указание, противоречащее его прежним выступлениям. Он обязал всех детей общинников посещать школу в обяза­тельном порядке. По итогам 1996—1997 годов сдали экзамены все дети, в том числе и находящиеся на семейном обучении, оформленном в соответствии с законом. Только восемь детей были оставлены на второй год.
До сих пор многочисленные регу­лярные проверки не могли выявить оснований для запрещения деятельности рассматриваемой организа­ции. Но даже если такие основания найдут и будет вынесено соответствующее решение, его реализация на территории края в полном объеме не сможет быть осуществлена. Это связано с тем, что на сегодняш­ний день тысячи людей уже переехали сюда на постоянное жительство и многие не имеют возможности вер­нуться обратно.
Наиболее вероятным представля­ется следующее развитие событий:
1) дальнейшая либерализация вероучительных установок с посте­пенной адаптацией приезжих к местным условиям и ассимиляция виссарионовцев местным населением;
2) постепенное угасание активности движения вследствие экономической и социальной несостоятельности идеалистических вероучительных установок и постепенная реэмиграция в города.
Какой же вывод можно сделать из всего сказанного? Масса рядовых верующих стала жертвой не только и не столько Виссариона-Торопа, сколько всей драматической переломной ситуации в стране. Не захотев тихо вымирать поодиночке, люди бросили вызов обществу. Даже сквозь первоначальную эйфорию просматривались отчаяние, бе­зысходность и абсолютное неприятие той жизни, которая сложилась в России в последние годы.
Попытка применения карательно-запретительных санкций по отношению к участникам движения может вылиться в непредсказуемые фор­мы, вплоть до массовых самоубийств. Это обусловлено тем, что активно-агрессивное сопротивление со стороны общинников маловероятно — как вследствие специфики контингента, так и в связи с их вероучительными установками.
Только глубокое и всестороннее объективное изучение проблемы должно ложиться в основу оценок и характеристик всего нового и непонятного в религиозной сфере. Только такой подход может гарантировать соблюдение прав граждан на свободу совести и строгое соблюдение закона.
16