Христианская рок-поэзия 1990-х гг. в религиозно-общественном контексте

Версия для печатиВерсия для печатиPDF-версияPDF-версия
Автор статьи: 

Источник: Никольская Т.К. Христианская рок-поэзия 1990-х гг. в религиозно-общественном контексте // Русская рок-поэзия: текст и контекст. Вып. 4. Тверь: Тверской государственный университет. 2000. С.148-153.

Проблема христианской рок-поэзии и ее места в христианском обществе является сравнительно новой для России. На Западе, где религиозная жизнь развивалась вне государственного диктата, различные деноминации давно обратили внимание на этот вопрос. Со стороны консервативных христиан всегда вызывали резкое неприятие и критику присутствующие в рок-культуре антиклерикальные идеи и даже открытая декларация сатанизма, использование мистической символики. Вместе с тем, социальная активность и отзывчивость на новые явления стимулировали попытки западных церквей использовать рок-музыку для привлечения молодежи к религии. Еще в 1959 г. советский журнал «Наука и религия» писал: «Духовному пастырю из лондонской церкви св. Барнабаса пришла в голову «чудесная» идея – пригласить исполнителя рок-н-ролл в церковь. Таким путем духовный пастырь заполучил свою паству на очередную проповедь»1.

Крупнейшим проектом мирового значения стала рок-опера «Иисус Христос суперзвезда» и ее экранизация. В этой постановке предпринята попытка взглянуть на евангельские события нетрадиционно и обратить внимание не столько на божественное, сколько на человеческое начало Мессии. Сошедший с неба, Он оказался в самой гуще земных страстей, где каждый стремится к собственной цели. Посреди восторженного поклонения Христос остается одиноким и непонятым. Его ученики нуждаются не столько в религии, сколько в «звезде», способной осветить и наполнить смыслом их земное существование. С другой стороны, появление Мессии возбуждает зависть Иуды, также желающего быть «звездой». В трактовке евангельской истории усматривается параллель с миром «талантов и поклонников». Рок-опера «Иисус Христос суперзвезда» с успехом прошла по многим странам, приобретя популярность и в России.

Таким образом, в западной культуре выработалось как негативное, так и позитивное отношение к рок-музыке. Мнения, насколько она совместима с христианством, тоже весьма различны и базируются между двумя полярными точками зрения: 1) Рок – явление сатанинское, враждебное христианству. Поэтому верующему недопустимо ни увлекаться роком, ни тем более использовать этот стиль в собственном творчестве. 2) Рок-музыка – самостоятельна, неподвластна определенной идеологии и может быть наполнена христианском содержанием.

Поскольку в советском обществе господствовала атеистическая идеология, протест против его устоев, творческое выражение социального дискомфорта были лишены антиклерикализма, свойственного западной молодежной субкультуре 1960-х гг. Получившая яркое развитие в русской рок-поэзии идея внутренней раздвоенности, где соседствуют «матюги с молитвами», идея войны «между землей и небом», происходящей в душе человека, по сути не противоречат христианскому и, в частности, русскому православному сознанию.

Традиционный взгляд на музыку российских конфессий (в частности, православия и протестантизма) сформировался в ином контексте, чем на Западе. Чтобы понять современное отношение к рок-культуре этих деноминаций, необходимо остановиться на их прошлом.

Несмотря на многолетние гонения, православие в СССР так и не стало замкнутой субкультурой, четко отделенной от внешнего мира. Для Православной Церкви духовный путь каждого отдельного христианина – это процесс постепенной воцерковленности, постепенной замены «мирских» ценностей духовными. Верующему не следует полностью отказываться от светского искусства и развлечений, если к этому не созрела внутренняя готовность2. Во-вторых, патриотическая идея выражения любви к Богу через любовь к родине – пусть даже атеистической – предполагала терпимость к окружающему миру, осознание себя его частью. Наконец, и советское государство стремилось воздействовать на верующих через светскую культуру и СМИ. Идея социальной и культурной изоляции, характерная для крайних течений «катакомбников», не получила развития в основной массе верующих. И хотя об использовании современных музыкальных стилей в православном богослужении не может быть и речи (там действуют строгие многовековые каноны), в обыденной жизни верующий достаточно свободен в своих вкусах и пристрастиях, в том числе и музыкальных.

В отличие от православия, русский протестантизм изначально развивался в России довольно замкнуто. В 1960-70-е гг. протестантские общины (баптисты, пятидесятники, адвентисты седьмого дня и др.) стремились к максимальной отделенности от «мира», что вообще характерно для гонимой религиозной субкультуры (как это видно на примере евреев эпохи рассеяния). Греховными или ненужными для верующего считались средства массовой информации, телевизор, кино, светская литература и музыка (за исключением классики).

Одновременно протестанты уделяли серьезное внимание религиозной музыке. Внешней особенностью протестантского богослужения являются творческие импровизации: молитвы и проповеди чередуются с пением, декламацией стихов, музыкальными этюдами. Постоянная практика воспитывает у русских протестантов любовь и навыки к пению. Их музыкальные традиции основаны на классической, русской народной и советской песенной музыке. Помимо молитвенных гимнов и псалмов существует огромное количество текстов (чаще всего анонимных), переложенных на музыку для внебогослужебного пения. Тексты, опубликованные в официальных сборниках (среди них есть стихи русских классиков и переводы песен зарубежных протестантов), постоянно пополняются новыми сочинениями, которые распространяются среди верующих стихийно.

В советское время выступления талантливых музыкальных коллективов, привлекая на протестантские служения неверующую публику, становились неофициальной формой евангелизации. Созданные в общинах хоры и оркестры выступали на богослужениях, праздниках, свадьбах, похоронах, совершали неформальные «гастроли» в братские церкви других городов. Так, в начале 1960-х гг. в общине адвентистов седьмого дня села Бергомет Черновицкой области был создан музыкальный кружок, который вскоре превратился в духовой оркестр из 12-18 человек. Успех молодых музыкантов настолько вдохновил других верующих, что несмотря на предупреждения и угрозы властей, подобные оркестры вскоре появились еще в двух общинах – сел Санкивцы и Рынгач3.

Но, стремясь к развитию музыкального творчества, русские протестанты решительно отвергали проникновение в свою среду рок-музыки и других современных стилей. Когда в начале 1980-х гг. годов ленинградец Валерий Баринов создал христианскую музыкальную группу «Трубный зов», чтобы говорить с неверующей молодежью на понятном для нее языке – это вызвало не только гнев властей, но и недовольство руководителей общины евангельских христиан-баптистов, к которой принадлежали участники группы. Видимо, не без нажима властей молодые музыканты были отлучены от церкви ЕХБ.

В конце 1980-х–начале 1990-х гг. в христианские церкви разных деноминаций хлынули прозелиты – по преимуществу люди молодого и среднего возраста. Естественно, они принесли с собой новые веяния, светские вкусы и пристрастия. Противоречия между «старыми» и «новыми» христианами (не по возрасту, а по времени религиозного обращения) стали заметной проблемой в консервативных общинах.

В 1991 г. на молодежном собрании ленинградской общины ЕХБ один юноша попытался исполнить песню собственного сочинения в рок-стиле. Это вызвало мгновенную реакцию пресвитера: он встал и громким голосом прервал молодого музыканта. Хотя за последние 10 лет обычаи русских протестантов стали заметно либеральнее, вопрос о допустимости для христианина светских увлечений (в том числе – рок-музыки) вызывает серьезные споры. На страницах конфессиональной печати их можно проследить по читательским дискуссиям «Зачем космонавту мяч?» и «Телевизор в доме: друг или враг?», проведенным в 1994-95 и 2000 гг. протестантским журналом «Вера и жизнь»4.

Однако, процесс взаимовлияния религиозного и светского общества неизбежен. Верующая молодежь, приходя в церковь, обычно не оставляет своего увлечения рок-музыкой как в пассивном, так и в активном творческом смысле. В России появились христианские рок-группы, исполняющие песни религиозного содержания в своем любимом стиле. Рок-музыканты становятся желанными гостями христианских радиопередач, выступают на протестантских богослужебных собраниях. Появляются проекты создания христианских музыкальных журналов.

Вместе с тем, новое явление вызывает ответную негативную реакцию консерваторов, для которых само понятие – «христианский рок» является абсурдным. «Авторы рок-произведений не скрывают, что являются членами сатанинской “церкви”, где поклоняются дьяволу», – пишет газета «Православная Москва»5. Аналогичное мнение выражает протестантское издание «Крынiца жыцця»: «Можно по праву сказать, что своими корнями эта музыка уходит в преисподнюю. Вся ее идеология сводилась к тому, чтобы проповедовать половую распущенность, бунт против всяких ограничений и всякой формы власти. <...> Могу сказать одно: «христианская рок-музыка» – это фальшивка»6.

В публикациях, отражающих точку зрения консервативных верующих, рок-музыка и ее текстовое содержание обычно рассматриваются без оценки разных направлений рока и тем более без религиозно-общественного контекста. В книге священника Родиона «Люди и демоны», где рок-музыке посвящен довольно большой раздел под названием «Музыка преисподней», нет ни одного «русского» примера. Автор сосредотачивает внимание исключительно на зарубежных группах и исполнителях7.

За рамками остается вопрос, что же антихристианского содержится, например, в песне «Под небом голубым» группы «Аквариум» и вообще в текстах, выражающих тоску по духовности и высшему смыслу жизни, неудовлетворенность миром, где этому нет места.

С другой стороны, действительно проблема адаптации рок-музыки в культуре христианского общества остается сложной. «Мы не сатанисты, просто у нас такой стиль», – объяснил молодой музыкант из Перми мистическую символику на своей одежде. Другой поклонник рока в своих посланиях прощался фразой: «До встречи в аду!» При дальнейшей переписке выяснилось, что автор вполне либерально относился к религии, однако желал сохранить верность любимому направлению рока. Антихристианство достаточно популярно среди российских поклонников рок-музыки, а в связи с появлением в обществе антиклерикальных настроений оно имеет почву для возрастания.

Наряду с выделением консервативного крыла, в христианском мире России (даже внутри консервативных деноминаций) появились сторонники более или менее либерального отношения к светскому стилю жизни, культуре и развлечениям. В евангельско-баптистском движении практикуется создание «миссионерских общин» для новообращенных, где смягчены традиционно-пуританские правила и устои. «Новые миссионерские общины обладают большим потенциалом для новообращенных. <...> Члены новых церквей открыты народу именно потому, что они вышли из него и говорят на его языке. Баптистские традиционные комплексы у них отсутствуют», – говорит Семен Бородин, руководитель Христианского миссионерского союза8.

Особым либерализмом в протестантском мире отличаются неопятидесятническое и харизматическое движения. В Россию они пришли с Запада, имея уже сформировавшуюся идеологию и церковную практику христианского модернизма. Как и за рубежом, неопятидесятнические и харизматические общины привлекают молодежь отсутствием строгих правил и устоев, а главное – использованием на богослужениях современных стилей музыки, в том числе и рока. Для церковных модернистов характерны даже «музыкальные» термины. Например, понятие «лидер группы» может означать руководителя молитвенного кружка. У харизматов и неопятидесятников на смену традиционному хору пришли мобильные «группы прославления», состоящие из нескольких человек. Многие такие группы, после успеха в своей общине, пытаются подняться на более высокий уровень творчества – обретают название, репертуар, выступают перед публикой вне богослужений. Именно среди пятидесятников и харизматов христианская рок-музыка наиболее популярна и не противоречит их понятиям о духовности. В дискуссии, которую открыла летом 2000 г. петербургская евангельская газета «Мирт», среди различных мнений о рок-музыке либеральную точку зрения выразил ректор местного пророческого колледжа (пятидесятническое направление) Антон Абрамов: «В музыкальном служении свята не форма, свято содержание, а если точнее, то форма освящается содержанием»9.

После обращения многие верующие пытаются выразить себя в сочинении стихов или песен на христианскую тему, даже те, кто прежде никогда не занимался творчеством. В последнем случае человек не имеет профессиональных навыков, ничего, кроме желания послужить Богу песнями и стихами, призывающими атеистов к обращению. Но даже при наличии в прошлом поэтического и музыкального опыта необходимо время для адаптации в новой среде, в новой системе ценностей. Неудачные попытки и крайности на этом пути неизбежны. У христианского рок-музыканта остается еще и проблема, общая для его неверующих коллег: стать частью новой волны, избавиться от повторения того, что делали предшественники, и обрести собственный голос. Этим объясняется слабость многих любительских групп и особенно песенных текстов, отражающих не столько личность автора, сколько учение его деноминации.

Следует оговорить и условность причисления к року тех или иных музыкантов, исполнителей. Здесь, как и везде, происходит смешение музыкальных стилей. Так, например, группа «Третий крест» (Ростов-на-Дону), по определению ее гитариста Игоря Кравченко, не придерживается определенного направления и исполняет песни в разных стилях. При этом рок-музыка обычно включается в евангелизационную программу для неверующей молодежи. Группа «Галактическая федерация» (С.-Петербург), поначалу исполнявшая хард-рок, со временем изменила стиль.

Тексты песен христианских музыкальных групп имеют обычно чисто религиозное содержание, в них практически отсутствует тема отношений человека и общества (что было характерно для русской рок-поэзии). Основное содержание текстов – прославление Бога, Его величия и милосердия, благодарность и предвкушение вечной жизни, призывы обратиться ко Христу и быть Ему верными среди житейских испытаний, осознание бессмысленности жизни без Бога. В песнях чаще всего отсутствует обращение к зрителю от имени конкретной личности или социальной группы. Для таких текстов нехарактерны и атрибуты пространства и времени. Возможно, это связано с чисто практической целью многих групп и исполнителей – донести до зрителей в близкой им музыкальной форме определенную религиозную информацию. Конечно, это не способствует ни росту профессионализма, ни сложности и глубине текстов.

Вместе с тем, процесс адаптации собственного творчества в новой системе философских и эстетических ценностей достаточно сложен и не может за несколько лет принести потрясающих результатов. Христианские рок-музыканты, встречая оппозицию внутри собственной конфессии, имеют для творческого развития меньше возможностей, чем последователи традиционной музыки. Наконец, недостаток или разрыв контактов между регионами бывшего СССР затрудняет выявление талантливых рок-групп и исполнителей из русской провинции, не говоря о «ближнем зарубежье». Тем не менее, есть и положительные итоги. Успешно развивается творчество известной среди верующих Петербурга группы «Дружки». В ее песнях религиозная тема обычно выражается не напрямую, а через темы жизни и смерти, дружбы, любви, осознания пустоты существования без высшей цели.

Группа «Галактическая федерация» появилась в октябре 1990 г. Ее название заимствовано от американского движения «Галактик федерейшн», что означает «гражданин мира, странник». Анатолий Вишняков, создатель и лидер группы, уже имел профессиональный опыт, будучи лидером группы «Премьер», поэтому «Галактическая федерация» изначально смогла выступать на хорошем уровне. Для А. Вишнякова поворотным событием стало крещение в Православной Церкви, после чего он перешел к сочинению песен (текстов и музыки) на религиозную тему10. За время своего существования «Галактическая федерация» подготовила (правда, на любительском уровне) 7 альбомов: «Русь святая», «Ты на чьей стороне?», «Я пою о Христе», «Стонет душа», «Я обрел Христа», «Родина, встань с колен!», «Плач юродивого...». Песни «Галактической федерации» отличаются от многих подобных текстов интересом к пространству и времени. Группа поет для России и о России, драматическая история которой отражает духовную борьбу Добра и Зла. Упоминания исторических событий и атрибутов современности переплетаются с отрывками из православных молитв («Ублажаем тя, преподобне отче Серафиме» и др.). Одновременно Россия видится автору неотрывной частью земного мира, где «тихонько все живут и друг друга тихо жрут» – мира, который противоставляет себя Христу. В нем продолжается духовная война, и каждый должен задать себе вопрос: «Где же встанем мы с тобой?». Не все в текстах А. Вишнякова одинаково удачно. Автору пока не хватает литературного профессионализма. Довольно банально звучит ностальгия по дореволюционной России, идеализация прошлого, а песня «Сабля наша востра» явно перекликается с известным шлягером про обрез стальной и батьку атамана. И все же группа имела хорошие творческие перспективы. К сожалению, сейчас она лишилась своего лидера и вынуждена исполнять лишь старые песни.

Таким образом, в религиозном мире современной России христианская рок-музыка (и поэзия) уже получила свое развитие, которое несомненно будет продолжаться и дальше независимо от мнения консерваторов. Однако, процесс выявления наиболее ярких и одаренных христианских рок-групп и исполнителей еще нельзя назвать состоявшимся. 

_______________________

1 Наука и религия. 1959. N 1. С.37.

2 См.: Церковь, дети и современный мир. СПб., 1997.

3 Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф.Р-6991. Оп.6. Д.17-б. Л.2-3.

4 Зачем космонавту мяч? // Вера и жизнь. 1994. № 3. С.25; В мире станет светлее. // Там же. 1995. № 1 С.26-27; Телевизор в доме: друг или враг? // Там же. 2000. № 2. С. 14-17.

5 Васильев А. Осторожно: «серебряный дождь» // Православная Москва. 1996. №14. Май.

6 Белогуров Е. Какую музыку мы изберем для себя? // Крынiца жыцця. 2000. №2.

7 См.: Священник Родион. Люди и демоны. М., 1999. С.168-185.

8 Вера и жизнь. 1996. №6. С.25.

9 Абрамов А. Песни на отлучение // Мирт. 2000. №4. С.19.

10 См.: Никольская Т. «Галактическая Федерация» // Грань. 1998. №24.