Этапы эволюции и новые тенденции социальных трансформаций в Церкви Последнего Завета

Версия для печатиВерсия для печатиPDF-версияPDF-версия
Автор статьи: 
Источник: Григорьева Л.И. Этапы эволюции и новые тенденции социальных трансформаций в Церкви Последнего Завета. // Личность, творчество и современность: сборник научных трудов / Кол. авт. Сибирский юридический институт МВД России (Красноярск); Отв. ред. Дмитрий Дмитриевич Невирко. - Красноярск: Б/и, 1998. Вып. 6. 2003. - С. 103-111.
 
Среди новейших религиозных объединений, возникших в России после 1990 года, особое место занимает движение последователей так называемого Виссариона, существующего сегодня на юге Красноярского края. Церковь Последнего завета (ЦПЗ) нередко квалифицируется как «тоталитарная секта». За всю теперь уже более чем десятилетнюю историю ЦПЗ краевые органы исполнительной власти с привлечением различных специалистов неоднократно проводили проверки всех сторон жизни и деятельности данной организации. Сегодня жизнь и деятельность общины достаточно «прозрачна» для краевых властей.
 
Основатель движения Сергей Тороп, 1961 г. рождения, уроженец города Краснодара, с 1967 года проживал в г. Минусинске Красноярского края. Имеет среднее образование. Последнее место работы - участковый инспектор милиции. Женат, пятеро детей. В 1991 году провозгласил себя Иисусом Христом во втором пришествии. В своих выступлениях возвещал о скором конце света, в результате экологической катастрофы и призвал к спасению в «земле обетованной» - Сибири. Здесь, на берегу озера Тиберкуль, он решил построить «Новый Иерусалим» – «Город Солнца».
 
Символом движения – крест в круге – означает единство четырех главных, по мнению Виссариона, религий: даосизма, буддизма, христианства и ислама. Вероучение «виссарионовцев» крайне эклектично. Представления о рае и аде уживаются с теорией реинкарнации. Творцом вселенной считается «Единый» – безличное и бездуховное начало. Среди многочисленных миров только наша планета имеет Отца Небесного, воплотившегося в Сыне (Виссарионе). Еще одно божество – Земля-матушка, чье «энергетическое сердце» находится на озере Тиберкуль.
 
Обрядовая сторона выражена пока достаточно слабо. Верующие, взявшись за руки, становятся в «священный круг», в центре которого зажигают свечу. Они читают молитвы и поют песни собственного сочинения. Во всех домах общинников устроены «иконостасы» из фотографий Торопа, перед которыми возжигают свечи и возносят молитвы. Летоисчисление ведется от «рождества» Виссариона. Дважды в год проходят массовые венчания. Мужчины обычно носят хитоны, женщины – длинные юбки и сарафаны. Такая одежда якобы вбирает в себя энергию земли.
 
Эта организация насчитывает на сегодняшний день более чем четырех тысяч последователей, переселившихся на постоянное место жительства в таежные деревни. Кроме того, на территории России, а также стран дальнего и ближнего зарубежья существует уже 42 филиала организации (хотя официально в РФ зарегистрировано только 12).
 
Первые «паломники» начали пребывать в Минусинск в конце 1992 года. Подавляющее большинство имели высшее образование и даже научные степени, что отличало виссарионовцев от большинства подобных общин. Среди приезжих оказалось много людей творческих профессий – художников, музыкантов, модельеров. Старостой образованной Общины Единой Веры стал отставной полковник ракетных войск преподаватель Московской Высшей Военной академии им. Дзержинского кандидат технических наук Сергей Чевалков, переехавший в Минусинск с женой и сыном.
 
На первом этапе своего существования верующие сделали попытку воплощения в жизнь коммунистических принципов общинного жития. Атмосфера, царившая в общине, в большей мере напоминала эмоциональный подъем 60-х годов XX века. Привезенные деньги, полученные от продажи городских квартир, частично тратились на покупку индивидуального жилья.
 
Период существования общины с 1992 г. по 1995 г. был полон глобальных проектов. Виссарионовская периодика того времени писала о намерениях создать швейный и столярный цеха, о покупке пилорамы, работе в доме инвалидов и закупке шерсти для прядения. Однако большая часть этих начинаний ничем не закончилась.
 
Очередной этап развития общины, начавшийся в 1995 году, был связан с появлением нового лидера – Станислава Казакова. Бывший сотрудник Министерства мелиорации и водного хозяйства кандидат технических наук во многом изменил принципы организации. Община была преобразована в Церковь Последнего Завета и прошла перерегистрацию в управлении юстиции Красноярского края.
 
ЦПЗ стала рекламироваться как «эко-ноосферное поселение». Такая смена вывески давала возможность привлечь внимание международных экологических организаций. Отныне Уставом определялось, что Церковь не занимается материальной помощью своим членам. Получить разрешение поселиться в деревнях у Тиберкуля стало можно только по личному решению Торопа. Предпочтение отдавалось тем, кто мог обеспечить себе жилье и средства к существованию, а также владел подходящей профессией.
 
Удалось арендовать 250 га земли и получить лицензию на строительные работы. Помимо жилой зоны предполагалось создать лесопарк, питомник редких деревьев, сенокосы и пастбища.
 
Летом 1996 года администрация края провела первую комплексную проверку ЦПЗ. В состав комиссии вошли медики, педагоги, методисты, психологи, юристы, социологи и религиоведы. Настороженность вызвала система питания верующих, которая предписывала отказ от продуктов животного происхождения, жиров, включая растительные, сахара, соли и специй, а нередко, и дрожжевого хлеба. Многие по «постным» дням старались обходиться вообще без пищи.
 
Второй проблемой стала декларация в вероучительной литературе отказа от услуг государственной медицины. Настораживали и способы воспитания детей. Виссарион заявлял, что детям достаточно овладеть только начальным образованием и основами ремесла. Воспитывать детей должна сказка, а не жестокая реальность.
 
Всестороннее медицинское обследование членов общины позволило сделать ряд выводов. Уровень здоровья верующих соответствовал среднестатистическому. Физическое состояние и развитие детей – их возрасту. Каких-либо выраженных в острой форме патологий, предполагавшихся при подготовке к обследованию (истощения, дистрофии, туберкулеза, массовых кожных заболеваний), обнаружено не было. Психиатрическая экспертиза не подтвердила наличия массовых психических расстройств. Несмотря на декламируемый отказ от медицинской помощи, и первая, и все последующие проверки обнаружили, что в действительности в случае необходимости члены общины обращаются в государственные медицинские учреждения. Кроме того, среди виссарионовцев оказалось много квалифицированных медиков, которые в случае необходимости оказывали медицинскую помощь единоверцам.
 
Уже после первой проверки Виссарион объявил об ослаблении диеты для беременных, кормящих и малолетних. В рацион было добавлено молоко и кисломолочные продукты, растительное масло, частично – сахар. Летом 2002 года «Учитель» посадил лозу и сказал, что и вино теперь не считается запрещенным продуктом. Практика же показывает, что проблемы с питанием в большей степени обусловлены бедностью большинства верующих, невозможностью питаться так, как хотелось бы. Что же касается здоровья, то сегодня и для лидеров общины, и для ее рядовых членов обращение в государственные больницы стало обычным делом.
 
Уже первая проверка обнаружила, что в общине нарушался закон об образовании. Из 226 детей школьного возраста 23 ребенка не обучались. Сразу после проверки Виссарион обязал всех детей общинников посещать школу. Сегодня делается все для контроля за соблюдением конституционного права детей верующих на получение обязательного среднего образования.
 
Летом 1997 года на горе Сухой над озером Тиберкуль было развернуто масштабное строительство «Города Солнца». Его возглавили новые лидеры общины – полковник в отставке Валерий Старостенко и бывший руководитель одного из ведомств белорусской железной дороги Анатолий Пшенай. С собой они привезли значительные средства и новое оборудование. Бесплатной рабочей силой стали неимущие рядовые общинники. С. Казаков в 1997 г. зарегистрировал еще одну организацию – филиал всероссийского Социально-Экологического Союза. Это, в преддверии грядущей перерегистрации, давало возможность сохранить статус юридического лица без риска пройти религиоведческую экспертизу.
 
Сегодня здесь унылые вырубленные таежные пространства, зарастающие травами в рост человека, а вместо радиальных улиц со школами и мастерскими – извилистые тропки между широко разбросанными по вырубкам скромными жилищами примерно сорока семей. До сих пор многие живут в палатках, для тепла затянутых полиэтиленом и отапливаемых железными печурками, рубятся небольшие домики, используется железный вагончик. Другое дело – жилища лидеров на вершине. Трехэтажный кедровый терем Виссариона с автономным энергоснабжением, дома Вадима Редькина и еще некоторых особо приближенных. Есть в этом селении место, которое сегодня называется «Обитель Рассвета», несколько действительно очень красивых, ухоженных мест: центр «города» с его символом – двумя великолепными деревянными ангелами и венчающей их звездой, летом утопающие в цветах, обрамленные выложенными камнями дорожками. Здесь каждое утро собираются «горцы» на общую молитву, здесь проходят собрания. Второе такое место – Храмовая вершина горы Сухой. Здесь стоит изящная часовня – беседка с резными ангелочками, здесь проходят самые торжественные молебны, завершаются крестные ходы. Но прокормить себя на горе невозможно. Огороды на скудной таежной земле дают минимум, и тот поедается зайцами, которых, по вере, обижать нельзя. Поэтому «горцы» организуют выездные бригады – по заготовке дров, строительству и т.д. Да и деревни «зоны» посылают сюда некоторое количество продуктов. Съестное – мука, крупы, привезенные овощи – выдаются из лабаза всем жителям по списку. Беременным и малым детям положен доп.паек: сухофрукты, когда есть – мед и другие лакомства. На горе несколько теплиц, в которых выращиваются не только помидоры, но и редкие тропические растения. Здесь мечтают о скором изменении климата на субтропический, когда все это можно будет высадить в грунт. И хотя все это время говорится об экологии – жизнь берет свое, и по зимнику в «город» идут тяжелые грузовики общинников, нагруженные стройматериалами, вещами, продуктами.
 
Еще в первые годы массового переселения верующих специалистов тревожил вопрос: как и на какие средства эти люди смогут выживать здесь, потеряв постоянные источники заработка и потратив привезенные средства. Уже с середины 90-х годов здесь начинается заметное материальное расслоение. Наиболее благополучными оказались семьи, в которых есть пенсионеры (в том числе отставные военные, летчики, судьи и т.п.). Для более молодых одним из вариантов решения финансовой проблемы стало получение детских пособий. Примерно с 1998-1999 годов здесь по установке «Учителя» начинается своеобразные «бэби-бум». Ведь при наличии трех и более детей пособие выплачивается в первую очередь и дает хоть какие-то деньги. В моем архиве хранится любопытный документ: заявление Торопа Сергея Анатольевича в органы социального обеспечения о предоставлении его пятерым детям государственного пособия. При этом сегодня одним из весомых аргументов в поддержку движения стало постоянное подчеркивание того факта, что в их микросоциуме рождаемость превышает смертность, и это соответствует действительности.
 
Сравнительно устойчиво живут семьи, в которых мужчины оказались способными работать на земле, находить дополнительные источники заработка. Около трех лет назад прошла очередная «финансово-хозяйственная чистка рядов». Виссарионом была создана система так называемых «Единых семей» – своеобразных замкнутых финансово-хозяйственных общинных ячеек. «Учитель» заявил, что прошла проверка временем и истинные его последователи должны были продемонстрировать верность исходным лозунгам: научиться жить на полном самообеспечении. Теперь в каждой деревне «настоящие» виссарионовцы должны пройти своеобразный «имущественный ценз»: подтвердить наличие собственности на жилье, земельный участок и постоянный источник дохода. Те, кто выдерживает проверку на «соответствие», входит в своей деревне в «Единую семью» – самодеятельное объединение, в котором добровольно обобществляются и перераспределяются все получаемые средства. Сегодня норма на одного человека – 140 (сто сорок) рублей в месяц, плюс сорок килограммов крупы и два мешка крупы на год. При необходимости каждый может попросить о дополнительном выделении средств (например, на лечение, покупку инструмента и т.д.). Это решается коллективным обсуждением. Поощряется зарабатывание денег «вахтовым методом». Например, когда-то восходящая поп-звезда Светлана Владимирская сегодня регулярно подрабатывает выступлениями в ночных клубах Красноярска. Те же, кто не соответствует требованиям, фактически оказываются за бортом общиной жизни.
 
Еще одной попыткой решить финансовые проблемы в общине, стало развитие туризма, в том числе зарубежного. Многочисленные вояжи Торопа за границу сегодня имеют одной из целей не только привлечь к себе внимание, но и сагитировать денежных людей посетить экзотическую сибирскую общину. Вот уже четвертый год как «Учитель» благословил туризм, и в общине появились хотя небольшие, но реальные валютные вливания. Приезжают сюда болгары, немцы, американцы и некоторые другие иностранцы.
 
Еще одной проблемой последних лет стало возникновение гендерного дисбаланса. На одного мужчину с каждым годом становится по статистике все больше женщин. Молодые, энергичные, они приезжают с надеждами найти здесь свое новое счастье. Но без рекомендаций и разъяснений Виссариона последние четыре года в общине стали возникать так называемые «треугольники» – семьи с двумя женами. Для внешнего мира это объясняется так: если муж и жена разошлись, и у супруга возникла новая семья, то он не вправе бросать прежнюю жену и детей на произвол судьбы, да и куда им здесь податься, на что жить? В этой части виссарионовцы подчеркивают, настолько такая постановка вопроса усиливает ответственность мужчины перед семьей. Но в материалах «для внутреннего употребления» (одну из таких кассет прослушал в свое время весь Экспертный совет при Минюсте) говорится совсем другое. Виссарион разъясняет, что женатый мужчина не может сам проявлять интереса к посторонним женщинам. Но если у женщины возникла «природная любовь» к нему и он не против, то надо вначале посоветоваться с женой. Если она преодолела свой эгоизм и желает мужу счастья, то может разрешить ввести эту женщину в семью на правах кандидатки. Она же в идеале должна благословить и близкие отношения своего мужа с новой женой, подружиться с ней и совместно заниматься домом и общими детьми. Поскольку во многих личных проблемах: от хозяйственно-бытовых до самых интимно-личных самому верующему разобраться сложно, то все вопросы могут быть коллективно обсуждены на закрытых собраниях «Единой семьи» или на встречах с «Учителем».
 
Еще одно нововведение последних лет «морально-этические собрания» или «Медузники. «Медузы», «медузки» – это недостатки, особенного эгоистичного толка, которые мешают верующему совершенствоваться. Чтобы ему помочь, в «Единой семье», опять же при плотно закрытых дверях, любому, независимо от ранга, всем миром высказывают замечания, задают любые вопросы и помогают осознать собственные ошибки и несовершенства. Чем-то это неуловимо напоминает закрытые «снимания стружек» на партсобраниях прежней эпохи. (Правда, мне ничего не известно о таких мероприятиях в отношении самого Виссариона или его ближайшего окружения).
 
За более чем десятилетнее существование общины она прошла несколько этапов, подросло новое поколение. Далеко не все подрастающие дети общинников стремятся продолжить дело родителей и разделяют их веру. Да и не все родители мечтают оставить своих детей здесь. Многие из тех, у кого есть родственники или близкие друзья в городах отправляют своих детей для продолжения образования к ним. Некоторые родители буквально выталкивают своих детей-подростков после окончания школы в большие города «на авось»: авось поступят, зацепятся, смогут зарабатывать и выживать. Кто-то остается в деревнях и ассимилирует с местной молодежью.
 
Администрация Красноярского края в 2000 году разработала единый пакет – программу по дальнейшей работе с общинниками. Основное направление – дальнейшая их социализация. Буквально в прошлом году наконец получила лицензию на образовательную деятельность школа виссарионовцев в Черемшанке. Продолжается работа по переподготовке дипломированных врачей из числа общинников для открытия в деревнях медицинских точек. Уже несколько лет стоматологи ЦПЗ – лучшие в районе. Продолжаются в деревнях концерты виссарионовских артистов – певцов, музыкантов, танцором. Проводятся нарядные, яркие праздники. В краевом центре действует постоянная выставка – продажа изделий мастеров общины: гончаров, кузнецов, резчиков по дереву.
 
И все же жизнь большинства приезжих сложна: тяжелейший физический труд, который может не столько оздоровить, сколько подорвать здоровье у непривычного к нему человека, сибирские морозы, бедность, трудности акклиматизации для приезжих и т.д. Есть еще один угрожающий фактор – клещевой энцефалит. В этих местах с мая по июль свирепствуют, и с каждым годом все сильнее, клещи. Местные жители получают своеобразные прививки, употребляя молоко коров и мясо кур, укушенных клещом. Что их спасает. У общинников такой защиты нет. Многие заболевают после укуса клеща и некоторые – с тяжелыми последствиями: частичной парализацией, ослаблением слуха и т.п. Уехал на родину, в Белоруссию, Анатолий Пшенай, который после такой болезни не мог носить одежды – нестерпимый зуд, боль, раздражение кожи. К сожалению, медицина здесь пока бессильна.
 
И все же при всех сложностях и проблемах ни одна проверка не выявила юридических оснований для запрещения деятельности ЦПЗ. Но даже если их найдут, и будет вынесено соответствующее решение, то реализовать его в полном объеме вряд ли удастся. На сегодняшний день тысячи людей уже переехали сюда на постоянное жительство и многие не имеют возможности вернуться обратно.
 
В целом феномен ЦПЗ можно квалифицировать как неорелигиозное массовое движение постсоветской интеллигенции. Притягательность новой веры заключалась, вероятно, не в личности вождя или специальных способах воздействия на психику жертв, а в причинах более прозаических. Лидер движения сумел использовать в собственных интересах самые наболевшие проблемы и невостребованную творческую активность сегодняшних «лишних» людей.
 
Продолжается поиск адекватной и эффективной модели дальнейшего выстраивания отношений государства и общества с верующими Церкви Последнего Завета. Медленно, но последовательно идет их врастание в сибирский ландшафт. Самое главное, что все эти годы государственные и правоохранительные органы последовательно работали с данной организацией в двух направлениях: объективного исследования ситуации с целью выявления «болевых точек» и недопущения нарушений закона и последовательном снятии нездорового ажиотажа вокруг общины, помощи людям во всех позитивных начинаниях.